Tag Archives: изменение климата

Диалоги с читателем 4: Вновь об углероде, температуре и биоте

«Смил в новой книге «Harvesting the Biosphere» приводит множество данных про уничтожению естественного лесного покрова планеты. Если коротко, то по оценкам Otto Schluter в 900 году леса в Центральной Европе занимали примерно 70%, в то время как в 1900 – 25%. Смил приводит оценки Ричардса (Richards 1990) – 180 млн. га лесов умеренного пояса было вырублено в Евразии и Северной Америке с 1700 по 1850 и примерно 130 млн. га с 1850 по 1920, причем Россия ответственна за половину этого объема. После того как уголь заменил биомассу в первичном энергобалансе – темпы вырубки лесов в развитых (в то время) странах остановились. В конце 20 века темпы вырубки лесов были значительными в Западной Африке и Юго-Восточной Азии. Уничтожение первичных лесов в доиндустриальную эпоху было реально значительным, сопоставимым с современным. Но концентрация СО2 начала увеличиваться только с 60-х годов 20 века. В результате роста выбросов углерода от сжигания ископаемых. Почему значения концентрации углерода не росли до, если леса уничтожались?»

Читать далее

Реклама

Диалоги с читателем 3: Мертвая природа Скандинавии

Есть ли где-то ваша (или иная) статья с данными о том, что реально происходило с бореальными лесами за последние 100 лет (сократилась их общая площадь или нет; произошла деградация — в т.ч. сократилась площадь «ненарушенных»; сокращение больше за счет пожаров (разрушения службы контроля за лесами) — или за счет вырубки…)

Читать далее

Диалоги с читателем 2: Потепления прошлого и лесной насос

Не опровергает ли теория циклических изменений температур теорию антропогенного потепления? Насколько «сильнее» вековые циклы «рядовой» человеческой активности?

1. Никаких циклов изменения температуры достоверно не выявлено. Имеется много указаний различной природы (например, палеонтологический анализ, исторические данные) на то, что региональная и глобальная температура менялась существенно за последние несколько тысяч лет. Известны температурные максимумы и в нашу эру. Это не циклы, а изменения флуктуационной природы.

2. Является ли наблюдаемое за последние три десятилетия потепление беспрецедентным или подобные (или более существенные) потепления случались и раньше — этот вопрос один из самых спорных, камень преткновения в стычках климатологов и т.н. «скептиков». Для них этот вопрос крайне важен потому, что если бывало теплее и раньше, когда ископаемое топливо не жгли, то антропогенный CO2 никакого отношения к наблюдаемому потеплению может и не иметь. Ввиду огромной погрешности данных о климате прошлого, достоверно утверждать ничего нельзя.

Поэтому дискуссия сейчас имеет статус точь-в-точь по Зощенко.

«Ну, народ, конечно, собрался. Эксперты. Одни говорят — надкус сделан, другие — нету.»

Поскольку контролируют научные журналы те, кто говорят, что надкус таки сделан, то официальная консолидированная позиция научного сообщества, выражаемая IPCC, состоит в том, что нынешнее потепление — беспрецедентное.

3. Температурный режим региона в огромной степени определяется розой ветров. То есть, если обычно в регионе дул северный ветер, а потом вдруг начал дуть южный, то станет аномально тепло. В другом месте — станет аномально холодно. Суммарный эффект для планеты может быть как положительным, так и отрицательным. Существенно то, что при этом характерная величина изменений температуры за счет изменения циркуляции по крайней мере на порядок величины превышает все, что могло бы дать глобальное увеличение парникового эффекта за счет CO2. Работы на эту тему существуют (см., например, здесь и здесь). Наблюдаемое потепление (крайне неравномерное по земному шару) может быть следствием этого эффекта: усреднение по всему миру значительных региональных эффектов потепления/похолодания приводит к незначительному среднеглобальному потеплению.

4. Следующий и наиболее важный вопрос — а что же определяет воздушную циркуляцию и ее изменения? Так мы приходим к биотическому насосу и обезлесиванию как к главной причине происходящих глобальных изменений. Характерные периоды опустынивания в прошлом, занимавшие по два-три-четыре столетия, согласуются с тем, что изначально уничтоженный в регионе лес
постепенно восстанавливался за это время. После чего новое нашествие цивилизации вновь приводило к его уничтожению за время, обратно пропорциональное численности населения. В некоторых местах, как кое-где в Перу, лес был уничтожен необратимо. В других подобные
колебания повторялись неоднократно, например, в азиатских регионах.